Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

День первый

Ну да, как я и предполагала, с интернетом животворящим в этих суровых краях совсем печально, даже небольшую фотографию выложить проблематично, поэтому придётся пока ограничиться текстом, а фотографии буду выкладывать уже после возвращения, в комфортном царстве безлимитного интернета. Я сдержала своё обещание и пишу дневник, причём пишу в буквальном смысле слова – ручкой в тетради.

Да, и ещё. Специально для камчатского путешествия я создала для себя новый образ – нерку Варечку, которая пишет чернилами каракатицы на длинных листьях морской капусты. Да-да, все мои образы пишущие (Ящерка – черничным соком на сухих листьях, Мопся – пастелью на бархатной бумаге, а нерка Варечка – ну, вы уже поняли :). Так что все камчатские записи будут собраны под тегом «Записки нерки Варечки». Итак, день первый.


Наш путь на Камчатку был долгим – ночь в поезде до Москвы, потом на электричке до Белорусского вокзала, потом на авиаэкпрессе в Шереметьево и наконец долгое ожидание в терминале D. Петербург провожал нас ливнем и щемящей мелодией флейты в переходе метро, а Москва встретила обжигающей жарой и коварными бордюрами, которые, в отличие от привычных питерских поребриков, так и лезут под ноги!

- Какой же он огромный… - вздохнула я, лавируя со своим чемоданом среди бесконечных потоков людей.
- А это только один терминал! – назидательно заметил С. Перст указующий к потолку, правда, поднимать не стал (видимо, из-за толкотни). Наконец мы сдали багаж, прошли регистрацию, нашли более-менее тихий уголок и стали терпеливо дожидаться посадки. Честно признаться, до этого я летала только Raynair’ом, поэтому наш Боинг 777 по прозвищу "три топора" поразил меня и своими размерами, и количеством людей – все 410 мест были заняты, все до единого!
И вот настал самый волнующий момент – самолёт вырулил на рулёжную дорожку, потом – на взлётную полосу, начал набирать скорость и наконец оторвался от земли. Путешествие на край света началось!

В самолёте я спросила у С.:
- У меня, наверное, очень наивный вопрос, но всё-таки… В полёте мы будем что-нибудь чувствовать во время смены часовых поясов? (тут я на всякий случай уточню, что разница между московским и здешним временем – 9 часов).
- Нет. Просто время будет идти очень быстро. Быстро наступит вечер, быстро пройдёт ночь и быстро настанет утро. Наблюдать за этим будет интересно, но физически это никак ощущаться не будет. Физический дискомфорт будет потом, когда прилетим.
Так оно всё и вышло. Наблюдать за необычно быстрой сменой времени суток было очень интересно! Вначале был виден очень красивый закат, потом его сменила недолгая светлая ночь, а затем начался ещё более красивый рассвет! Это было очень сложно воспринять умом, но никакого дискомфорта не было.

К счастью, лететь нам пришлось меньше, чем предполагалось вначале – около 8 часов вместо 9. Камчатка встретила нас густой облачностью, но всё же поприветствовала – среди бескрайней облачной ваты мы увидели вершины трёх вулканов – Корякского, Авачинского и Вилючинского.
- Какая красота!! – только и смогла выдохнуть я, уткнувшись в иллюминатор. А что тут ещё скажешь?
Наконец самолёт начал снижаться и вскоре погрузился в тускло-серый туман. Сверху облака казались такими белыми, пышными, красивыми, а вот изнутри… Мы внимательно следили за цифрами на дисплее. 1500 м, 1400, 1300… Серая пелена за иллюминатором не исчезала. 800, 700, 600… Наконец на отметке 150 м самолёт вынырнул из бесконечных облаков и пошёл на посадку.
- Низка облачность, - прокомментировал С., не отрываясь от иллюминатора. – Хорошо, что нам вообще посадку разрешили, а то пришлось бы садиться где-нибудь в Магадане!

Камчатский аэропорт находится в городе Елизово (с ударением на Е), в 28 километрах от Петропавловска-Камчатского. К счастью, нас встретили и на машине довезли до города, по дороге сожалея, что сегодня такая низкая облачность и не виден самый большой Корякский вулкан. В ясные дни он находится прямо по курсу дороги, ведущей из Елизово в Петропавловск, и вызывает восхищение у туристов и просто творческих натур, наделённых чувством прекрасного. Но увы – в тот день творческая натура в моём лице оказалась лишена полагающегося ей вулкана! Забегая вперёд, скажу, что я до сих пор (то есть уже на четвёртый день путешествия) так и не увидела ни одного вулкана – все они упорно прячутся за облаками! Если так пойдёт и дальше, я буду считать, что нет здесь никаких вулканов и никогда не было, выдумки это всё, приманка для привлечения доверчивых туристов!
Да, местное название «домашние вулканы» меня невероятно умиляет! Вообще в Петропавловске можно увидеть пять вулканов – Корякский, Авачинский, Козельский, Вилючинский и Горелый, но «домашними» называются только три первых – самые близкие.

В тот день я впервые ехала на машине с правым рулём и впервые ела жимолость, которую наш Дорогой Хозяин, любезно согласившийся приютить двух путешественников, захватил для поддержания наших с С. слабеющих сил. Оказывается, существует всего три вида съедобной жимолости – и все три растут на Камчатке! В выданном нам контейнере было перемешано все три вида жимолости, но отличались они только внешне – ягоды более округлые, менее округлые и вытянутые. Вкус у всех трёх сортов был абсолютно одинаковый и напоминал что-то среднее между виноградом и смородиной.

По дороге мы остановились возле знаменитого мемориала «Здесь начинается Россия» - да-да, того самого, о котором я написала в предыдущем посте. Правда, медведь нам дорогу не переходил - но оно и к лучшему, не готова я пока к такой экзотике! Мы сфотографировались сами, сфотографировали памятник и отправились дальше. Я бы с удовольствием выложила свою фотографию, но увы – пока что суровый камчатский интернет не позволяет, придётся мне на слово верить. Да, медведь держит в зубах чавычу, и как нам рассказали по дороге, рыбу несколько раз воровали. Только когда установили видеокамеры, грабёж российского медведя прекратился. Кому и зачем нужна была мемориальная рыба – осталось загадкой. На сувенир, что ли?

По дороге я вертела головой, любуясь на заросли знаменитого камчатского иван-чая и сердясь на вулкан, который упорно не желает показываться из-за облаков. Наш Дорогой Хозяин живёт, можно сказать, «на отшибе», недалеко от въезда в город, поэтому сам город я в первый день почти не увидела. Но зато здесь из спальни видны Мишенная и Зазеркальная сопки, а из кухни – Дальняя сопка и ещё должны быть видны Козельский и Авачинский вулканы, которые, как я уже писала, до сих пор проявляют характер и прячутся за низкими облаками. Но сопки тоже очень красивые, так что я не в претензии!
Кстати, иван-чай, как я потом узнала – это тоже своего рода гордость и символ Камчатки, его охотно изображают на открытках, магнитиках и даже картинах. Мало того – есть даже камчатский чай из этого местного иван-чая, но я его не пробовала, только видела на прилавке, поэтому о вкусе ничего сказать не могу. Но попробую обязательно!

С. ещё перед отлётом предупредил меня, что после прилёта нельзя будет сразу же ложиться спать и надо будет продержаться хотя бы до раннего «здешнего» вечера – несмотря на то, что организм ещё будет продолжать жить по привычному московскому времени и станет настоятельно требовать, чтобы его в конце концов уложили спать и вернули похищенную ночь. Только таким образом можно максимально быстро восстановить сбившиеся биоритмы и войти в новый, камчатский распорядок жизни. А вот если по неопытности послушаться воплей ошарашенного организма и лечь спать сразу же, тогда акклиматизация растянется на несколько дней и проходить будет тяжелее.

Первый день особенно запомнился странным ощущением «безвременья» и ирреальности всего происходящего. Я словно выпала из времени и находилась в подвешенном состоянии. «Как это?!» - растерянно вопрошал уставший организм. - «Куда подевалась ночь?! И что вообще происходит?!». Впрочем, после того, как я несколько часов проспала, чувство ирреальности исчезло, организм наконец нашёл себя в потоке времени и смирился с необъяснимыми странностями, однако чувство слабости и разбитости оставалось ещё и на второй день.

Кстати, вечером первого дня я увидела ещё одну местную достопримечательность – туман. Густой, клубящийся и почти живой. Тогда, поздно вечером, когда я писала первые страницы дневника, туман клубился совсем рядом с окнами, и сквозь него тускло просвечивали тёмно-жёлтые пятна фонарей. Наш привычный туман всё-таки и более прозрачный, и менее «живой» - во всяком случае, лично я не видела, чтобы наш туман то вытягивался лентами, то скручивался в клубки. Я дописала дневник, полюбовалась на непоседливый туман и отправилась спать.
Tags: Записки нерки Варечки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →