Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

Рецензия… на ледокол :)

И повелел царь Пётр: быть посему! Граду Петрову стоять, ветрам балтийским дуть, Неве из берегов выходить, а жителям града Петрова на погоду жалиться, в гнетучку, сиречь depressia латинянскую, впадать да по театрам ходить надлежит…

Вот скажите на милость – где ещё, в каком городе мира можно днём пойти в театр, а вечером – на ледокол? Только в Петербурге! Так что вот вам моя рецензия на дизель-электрический ледокол «Мудьюг». Да-да, helly_nord, я о тебе вспоминала :) А театральная рецензия будет позже.

*смущённо трёт лапой нос*
Поправка faerie_anett принимается. Конечно, и в Мурманске, и в Архангельске, и в других северных городах можно встретить как театры, так и ледоколы. Это я от восторга преувеличила, со мной такое бывает :)

Вот он, "Мудьюг" возле холодной, продуваемой всеми ветрами Английской набережной. Да, нас ещё дважды предупредили, что на ледоколе очень холодно, очень ветрено и очень скользко! Ну да, он же ледокол, на нём должен быть лёд! Все логично :)



Наш экскурсовод встретил продрогших, кутающихся в капюшоны блогеров возле трапа и провёл по всему ледоколу - от машинного отделения до капитанского мостика. Только вот на пеленгаторную установку (самую холодную, ветреную и скользкую!) мы от избытка впечатлений попроситься забыли, о чём я сейчас очень жалею!

В рулевом отделении.



Итак, длина «Мудьюга» 111,5 метров, ширина – 22,2 метра, максимальная осадка 6,8 метра. Мощность в 10 тысяч лошадиных сил позволяет ему прекрасно справляться с задачами портового ледокола. Строился он на знаменитой финской судоверфи «Вяртсиля» в 1982 году, а назван в честь острова Мудьюг в Двинской губе Белого моря, вблизи устья Северной Двины. У «Мудьюга» есть два младших брата-близнеца – «Диксон» и «Магадан».

Вид с борта на Университетскую набережную.

Старший «братец-ледокол» отличается тем, что в 1987 году немецкая фирма предложила сделать ему «ринопластику», т.е. переделать ледокольный нос по швейцарскому проекту. До миделя (середины) ледокол фактически разобрали и приделали новый нос. Испытания переделанного ледокола прошли у Шпицбергена; наш экскурсовод показал нам фотографию, где «Мудьюг» выписывает во льду какие-то затейливые фигуры, оставляя позади себя идеально ровный канал. Впрочем, у «ледокольной ринопластики» есть как свои плюсы, так и минусы: сейчас «Мудьюг» практически не может двигаться задним ходом, а его новый нос не способен разбивать толстые арктические льды. Как объяснил нам наш экскурсовод, сейчас «Мудьюг» не ледокол, а скорее «ледорез», т.е. он не колет лёд, наваливаясь на него сверху всей своей массой, а именно «режет», оставляя за собой чистый канал без ледяного крошева. Именно поэтому он незаменим на фарватере Невской губы, где неустанно режет молодой лёд, прокладывая кораблям водную дорогу. К тому же у него очень удачно сконструирована лебёдка, а толстым железным тросом длиной в километр не могут похвастаться даже атомоходы. Впрочем, наш экскурсовод сказал, что однажды трос всё же порвали, его потом пришлось резать и соединять заново, поэтому сейчас он немного короче.
- А чем его резали? – растерянно спросила я, глядя на железный трос толщиной в полторы руки.
- Сваркой, а чем же ещё?

Вначале «Мудьюг» работал в Архангельске, в 2000-х годах был передан Петербургу, где и трудится до сих пор.

В машинном отделении.



В рулевом отделении. У "Мудьюга" два винта, а рулевое управление дублируется, если не ошибаюсь, пять раз - два раза на мостике и ещё три - внизу, где мы сейчас и находимся. А этот штурвал - вполне себе действующее устройство, "последний рубеж обороны". Если на ледоколе пропало электричество, с его помощью можно рулить. Вручную. Это ОЧЕНЬ тяжело (нужно 55 оборотов штурвала, чтобы ледокол отклонился на 10 градусов), но всё же возможно.



Огромные сменные лопасти винтов.



- Ой, какой шнурочек!! Сфотографируй меня с ним!
- Да какой же это "шнурочек"?! Это канат! Скажешь тоже...
- А похож на огромный шнурочек для сутажного плетения!



Очень серьёзный Морской Мопс на капитанском мостике. Штурвал, кстати, не декоративный, а настоящий, действующий!



И потрясающе красивые, нестандартные виды вечернего Петербурга с борта ледокола. Где ещё такое увидишь?!



Поближе.



Ещё ближе.

 

И священное кресло капитана, на которое никто не имеет права садиться! Совсем никто, ни одна живая душа - даже члены экипажа, даже старпом, не говоря уж о всяких там посторонних. И это соблюдается очень строго!



Ну и напоследок изрядно насмешившая меня история. Экскурсовод рассказал нам, что новая спасательная шлюпка некоторое время стояла на корме на специальных кронштейнах. И вот на прошлом Фестивале ледоколов то ли два, то ли три человека, причём все с очень серьёзным и знающим видом, спросили: "Какова глубина погружения у вашего батискафа?". Ответ был ничуть не менее серьёзным: "Обычно - ноль, если больше - значит, что-то пошло не так" :)

К сожалению, у меня просто не хватает знаний, чтобы пересказать всё, о чем нам поведал наш экскурсовод - но это было очень интересно даже для такого далёкого от ледокольной тематики человека, как Мопсик :) Слушала превнимательно, стараясь не упустить ни слова! А после экскурсии я в первом приближении поняла, почему helly_nord так нравятся ледоколы. Во-первых, он "живой" (даже когда пришвартован), во-вторых - по-морскому уютный (если вы понимаете, о чём я - этот своеобразный морской уют надо почувствовать, словами это не опишешь!), в-третьих - весь, от киля до пеленгаторной установки, пропитан романтикой суровых морских странствий! Так что любимый морской город порадовал меня таким вот неожиданным подарком :)

Tags: Заметки полупетербурженки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments