Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

"Где зарыта собака"

Помните мою любимую присказку? «И повелел царь Пётр: быть посему! Граду Петрову стоять, ветрам балтийским дуть, Неве из берегов выходить, а жителям града Петрова на погоду жалиться, в гнетучку, сиречь depressia латинянскую, впадать да по театрам ходить надлежит…». А поскольку с Петром Великим спорить никак нельзя, то вот вам новая, первая в 2017 году записка театрального Мопса :) Кому интересно – заглядывайте под кат!

В Театре комедии имени Акимова в Санкт-Петербурге состоялся режиссёрский дебют воспитанника саратовской театральной школы Сергея Пускепалиса. Он поставил спектакль по пьесе Алексея Слаповского "Где зарыта собака".







По словам С. Пускепалиса, "Где зарыта собака" – мировая премьера пьесы, Алексей Иванович совсем недавно её написал. А я уже от себя, на правах театрального Мопса добавлю, что ходить на премьеру – это особое удовольствие! В воздухе ещё до начала спектакля словно разлито ощущение праздника, а в конце особенно много цветов, аплодисментов, добрых слов и пожеланий. Так что спасибо spbblog и лично mikheevaksenia за предоставленную возможность!

Cherchez métaphore (Ищите метафору)

Честно признаться, я с недоверием отношусь к современной драматургии и предпочитаю классические постановки. Да, вот такой вот я консервативный Мопс :) Поэтому первые минут десять спектакля я сидела нахмурившись и была очень похожа на мопса со своей аватарки. Всё казалось «не то» и «не так» – слишком ярко, слишком броско, слишком громко, слишком много спецэффектов… Уже начала мысленно сочинять хмурый, как небо над болотами, отзыв – и тут поняла, что всё не так просто! Даже совсем непросто – при всей бьющей по глазам яркости, образности и весёлости на грани абсурда. Поэтому сразу скажу, что это спектакль для подготовленного зрителя, умеющего видеть основное действие, которое разворачивается под пёстрой блестящей обёрткой.

Вообще мой совет таков: если что-то непонятно, что-то не складывается в цельную картинку – ищите метафору, она обязательно приведёт вас к скрытому смыслу! Метафора правит миром :) Она и есть та самая нить Ариадны, которая должна привлечь внимание зрителя и привести его к тому истинному замыслу, который автор вложил в своё произведение. И притаившаяся в глубине истина может существенно отличаться от того, что лежит на поверхности! А вот если метафора не находится или никуда не ведёт – тогда стоит задуматься о качестве и уровне предлагаемого интеллектуального продукта (это, разумеется, относится не только к театральным постановкам). Так что давайте искать метафору :)

Я очень люблю 3D-картинки вроде этой:







Вроде бы просто подборка ритмически повторяющихся узоров, но если правильно сфокусировать (вернее, расфокусировать) взгляд и смотреть как бы «за картинку», то можно увидеть в глубине объёмную композицию. Честно признаться, у меня эти картинки до сих пор вызывают искренний, почти детский восторг. Ну так вот, во время спектакля я поймала себя на мысли, что он очень напоминает мне такую вот 3D-картинку – основное действие разворачивается где-то в глубине, за сценой, в загадочном 3D-пространстве. И его ещё надо уметь увидеть. Или вначале почувствовать, а потом разглядеть. В любом случае нужно правильно настроить взгляд, и тогда пьеса обретёт объём, плотность и глубоко скрытую горечь, которые и были задуманы автором.

…вдоль железных дорог суета на вокзалах,
концентрация встреч и разлук…


Начну, разумеется, с милой моему сердцу железнодорожной тематики. Вокзал в качестве места действия выбран не случайно; это целый клубок метафор – и «концентрация встреч и разлук», и «вскочить в уходящий поезд», и «охота к перемене мест», и «ветер дальних странствий» (именно на железнодорожных вокзалах этот ветер почему-то особенно хорошо ощущается, автовокзалы таким эффектом не обладают, уж поверьте!), и «железнодорожный узел», и «эффект попутчика», и via est vita (дорога - это жизнь)… Словом, перечислять можно долго. Именно на вокзале, когда человек «уже не здесь, но ещё не там», незримые нити судьбы наименее прочны. Мы ещё не знаем, с кем сведёт нас дорога, какие удивительные встречи и приключения нас ожидают, чем закончится наше путешествие. Ожидание поезда – это всегда ощущение новой жизненной главы и возможность что-то в ней изменить.

Самого вокзала мы на сцене не видим, но зато мастерски воссоздано именно это «ощущение дороги», которое я описала выше: стук колёс, гудки, шум проезжающего состава, движение света за окном медпункта. Там, за его потёртыми кафельными стенами, проносится настоящая Жизнь… И именно это движение «за стенами», словно действие «от противного», воссоздаёт ту атмосферу медпункта, которую вряд ли можно воплотить какими-либо сценическими средствами. Мы почти физически ощущаем духоту и застоявшийся воздух, пропитанный запахом лекарств и бинтов – такой узнаваемый запах любого медпункта. И именно в этой душной, затхлой атмосфере начинает разворачиваться основное, скрытое от невнимательного взгляда действие пьесы. Поэтому давайте попробуем распутать «железнодорожный узел судеб» и увидеть за яркой комедийной обёрткой скрытый смысл.

Итак, анекдотическая история начинается в привокзальном медпункте провинциального города. Командировочный Виктор, ожидающий свой поезд на Москву, приводит в медпункт бездомную собаку и просит, чтобы медсестра с редким именем Липа (Олимпиада) оказала ей помощь.

Тут сразу бы хотелось отметить актёрское мастерство – лично у меня было полное ощущение, что собака лежит у края сцены! Думаю, что и у других зрителей тоже. Мы «видели», как она робко заходит в кабинет, жмётся у дверей, потом проходит вперёд, садится, потом ложится и, пригревшись, огрызается и не хочет уходить. Вот она – магия театра в действии! Увидеть собаку, которой нет, и увидеть в динамике – ну разве это не чудо?! Даже внешность этой привокзальной собаки нетрудно представить – среднего размера, кудлатая, светло-серая, с грустными глазами, глядящими из-под длинной «чёлки».

Виктор уговаривает Липу помочь собаке, которая смотрит на людей такими печальными и испуганными глазами. Липа, разумеется, отказывается и пытается убедить свалившегося на её голову странного москвича, что с собакой всё хорошо и в помощи она не нуждается – ну разве что в кормёжке. Впрочем, «рисик» в контейнере (скромный обед медсестры) собака есть отказывается, воротит морду и даже рычит, не на шутку рассердив хозяйку отвергнутого обеда. Словом, ситуация смешная и даже в чём-то абсурдная (ну кому придёт в голову вести в «человеческий» медпункт собаку?!), но за развесёлым оформлением таится горечь. Грустные, раздражённые, обвиняющие реплики персонажей то и дело прорываются сквозь блестящую обёртку городского анекдота.

Постепенно действие усложняется, закручивается в пёстрый клубок, из которого во все стороны торчат нити судеб. Завладев нашим вниманием, автор тянет то за одну нитку, то за другую, и перед нами разворачиваются всё новые и новые сюжеты. Нити судеб переплетаются, запутываются, создают неожиданные узоры и снова исчезают где-то в глубине пёстрого клубка. Если использовать более привычные для меня литературоведческие термины – основная сюжетная линия перемежается вставными новеллами, в которых обыгрываются разные роли, маски и поведенческие стереотипы: «плохой» и «хороший» полицейский, «скандальная» и «возвышенно-интеллектуальная» жена, любовные треугольники в самых разных сочетаниях и т.д. Обыгрываются ярко, эффектно, с брызжущим во все стороны весельем и затаённой грустью.

Но куда же нас всё-таки ведёт метафора? Что скрывается за «железнодорожным узлом судеб»? На первый взгляд действие кажется настолько пёстрым, хаотичным и запутанным, что в нём совершенно невозможно разобраться. Однако на самом деле это не так. Автор оставил нам много подсказок, слегка прикрытых блестящей юмористической мишурой. Потянув за любую нить, торчащую из яркого многоцветного клубка человеческих судеб, мы довольно легко доберёмся до основной идеи пьесы – как много людей живёт не своей жизнью, вольно или невольно проживает чужие судьбы, носит когда-то надетые, да так и оставшиеся маски, играет навязанные роли. И как мало тех, кто решается изменить эту ситуацию, предпочитая плыть по течению и играть поднадоевший, но зато привычный жизненный спектакль. Отсюда и затаённая горечь, то и дело прорывающаяся в репликах персонажей.

Но где же всё-таки зарыта собака? А вот не скажу :) Каждый зритель сам должен найти ответ на этот вопрос.
Tags: Записки театрального мопса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments