Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

Finnlines. Часть первая

Первые впечатления

На паромах компании Finnlines по маршруту Хельсинки-Травемюнде (Германия) я путешествовала два раза – в июне 2015 и сейчас, в августе 2017 г., поэтому решила объединить в одном «морском отчёте» впечатления от двух поездок. До 2015 года мой, так сказать, морской опыт ограничивался путешествиями на двух «Принцессах» (для не-петербуржцев уточню – «Марии» и «Анастасии»), которые отходят от Морского вокзала на Васильевском острове – нарядного, уютного, с кафе, ресторанчиками и сувенирными магазинами. Пассажиры проходят паспортный контроль, выходят на причал и поднимаются на паром по трапу. Однако паромы Finnlines отправляются из огромного (площадью около 150 гектаров) грузо-пассажирского порта Вуосаари в восточной части Хельсинки – и вот тут-то мои ожидания и разошлись с действительностью.



В первый раз мы были без машины, поэтому после регистрации сели в shuttle bus, а проще говоря – в микроавтобус, который должен был доставить всех «безлошадных» пассажиров парома на борт. Как в аэропорту. До этого я видела только два портовых комплекса – петербургские «Моби Дик» и «Бронку», да и то со стороны КАДа, проездом, поэтому даже представить себе не могла, насколько это сложная, даже запутанная система. Шаттл с проблесковым оранжевым маячком петлял между штабелями огромных разноцветных контейнеров, погрузчиками, портовыми кранами, цистернами, шеренгами тюков и бочек, а следом за ним ехала целая вереница машин. Растерянно оглядываясь по сторонам, я поняла, почему самостоятельное перемещение по территории порта запрещено. Попробуй ещё отсюда выбраться… Наконец мы подъехали к парому (правда, фотографии сделаны в нынешнем году, из машины, но суть дела это не меняет - ощущения и в первый, и во второй раз были очень непривычные).

2. Въезд. Разноцветные "кубики" на палубе - это контейнеровозы (вернее, контейнеры без "голов"-тягачей, аккуратно составленные на палубе). Впрочем, об этом я расскажу позднее.


3. Нас то и дело обгоняли тяжело гружёные велосипедисты, которые тоже охотно путешествуют на паромах. Кстати, для перемещения по территории порта им выдают такие вот ярко-лимонные светоотражающие жилеты, и двигаться они должны вместе с потоком машин, никуда не уклоняясь:


4. Вскоре мы подъехали к трём бело-синим паромам, стоявшим возле причалов. Два из них были грузовые, один – грузо-пассажирский, с романтичным названием Finnstar. Шаттл свернул к третьему парому и по грохочущей аппарели въехал внутрь, на одну из автомобильных палуб...


5. К нам неумолимо приближалось что-то вроде огромного ангара...


6. Поворот, ещё поворот…


7. – Ой… – я с недоверием разглядывала почти пустой и очень гулкий железный ангар, где суетились парковщики в ярких светоотражающих жилетах. В пол были вделаны ряды креплений для машин, вдоль стен лежали какие-то тросы и цепи…


8. Нет, это ещё не наша палуба. Едем дальше - вернее, выше:


Ага, мы на месте! Но как же всё это непохоже на нарядный Морской вокзал…
– Так паром же грузо-пассажирский, – назидательно сказал С. в ответ на мой невысказанный вопрос. Видимо, у меня был очень уж растерянный вид. – Его работа – перевозить грузы и пассажиров в безопасных и максимально комфортных условиях, а быть красивым от него никто не требует! Не удивляйся.

9. Наша палуба.


Шаттл высадил пассажиров и уехал, а парковщики начали распределять по палубе въезжающие машины, расставляя их по какому-то только им самим ведомому алгоритму. Единственное, что я смогла понять – пространство палубы используется максимально экономно, но при этом машины должны быть расставлены таким образом, чтобы быстро и без помех выехать во время разгрузки парома. Мне очень хотелось понаблюдать, что будет дальше, но хмурый парковщик что-то крикнул по-фински и махнул рукой в сторону выхода с палубы. «Какой же он огромный…», – вздохнул Мопс и послушно отправился внутрь.

10. Автомобильная палуба заполняется.


В этом году мы ехали на машине (вернее, на двух машинах), поэтому я смогла увидеть процесс парковки, так сказать, изнутри. Впрочем, яснее от этого не стало. Секрет расстановки машин явно знают только сами парковщики. Насколько я поняла, процесс заполнения автомобильных палуб в чём-то напоминает укладывание покупок в гипермаркете: от более тяжёлого к менее тяжёлому. На нижних палубах – фуры и контейнеровозы, над ними – трейлеры, выше – джипы, ещё выше – обычные автомобили и мотоциклы.

11. Машины расставлены так плотно, что между ними едва можно пройти.


Кстати, в этот раз восьмая автомобильная палуба порадовала меня короткой, но очень выразительной сценкой, вполне достойной звания небольшой собачьей истории. Недалеко от нас стоял джип с задней подъёмной дверью, и в этом открытом багажнике сидел… пёс. Большой, лохматый, добродушный и явно напуганный. Он с ужасом оглядывался по сторонам и жался к хозяину, не понимая, куда и зачем его привезли. Хмурый и очень суровый на вид хозяин-скандинав ласково поглаживал питомца, трепал его то по лбу, то по шее и раза три даже поцеловал в нос! Сурово поцеловал, я бы сказала – с совершенно непроницаемым лицом истинного викинга. До сих пор жалею, что не смогла сфотографировать - но для телефонофото на палубе было слишком мало света...

12. Свет в конце тоннеля палубы. Мы въехали оттуда, где виднеется светлая полоска.


«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань…»

Впрочем, оказалось, что очень даже можно. Во время экскурсии по парому нам рассказали об интересном случае объединения двух моих любимых стихий – морской и железнодорожной. В апреле этого года один из паромов Finnlines перевёз… поезд. Да-да, в полном противоречии с известными строками: "Как провожают пароходы / Совсем не так, как поезда / Морские медленные воды / Не то, что рельсы в два ряда...". Вот фрагмент официального сообщения:

АО «Морской порт Санкт-Петербург» перегрузило высокоскоростной испанский поезд Talgo-250 для Узбекской железной дороги, прибывший из Бильбао. Поезд доставлен на ро-ро терминал (терминал для накатных грузов) 2-го района порта паромом линии Finnlines. Перегрузка Talgo-250 осуществлялась по схеме паром – причал – рельсы. Talgo-250 включает два локомотива по 67 тонн и 11 вагонов от 14 до 18 тонн. При общей длине 183 метра масса поезда составила 305 тонн. После прохождения таможенных процедур Talgo-250 с помощью российского локомотива отправился в депо станции Металлострой для дальнейшей проверки и наладки оборудования. Затем тепловоз РЖД повезет испанский поезд в Узбекистан.

Словом, можете себе представить, какой он огромный – раз смог перевезти целый поезд! Конечно, перевозил его грузовой паром, а не грузо-пассажирский – но всё равно впечатляет! Да, на всякий случай уточню, что поезд расцепили, а не везли целиком (а то сегодня у меня и об этом спросили :). А вот модель «железнодорожного» парома, находящаяся в офисе компании в Травемюнде (фотография принадлежит docent). Эта модель поможет представить, как провожают пароходы перевозят поезда.



Во второй части мы прогуляемся по палубам нашего парома Finnstar - там уже будет намного уютнее! :)
Tags: Бортжурнал морского мопса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments