Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

Заполярный Новый год. Часть вторая

И уносят меня, и уносят меня
В звенящую снежную даль…


…нет-нет, не три белых коня, а один электровоз ЧС4Т, непочтительно прозванный за свою угловатость «теремком». Да-да, тот самый, которому мы перед отъездом по традиции посмотрели в глаза и попросили благополучно довезти нас до места назначения. Но звенящая снежная даль была, честное мопсиное слово!



Проснулась я около 9 утра, когда почти весь вагон ещё спал и даже свет пока не зажигали. Но нам-то в 10 уже надо было выходить! Позавтракали, чем Великий Паровозий послал, и начали собирать вещи.
– Мы всегда должны думать на два шага вперёд! – С. назидательно поднял к вагонному потолку перст указующий. – А это значит что? А это значит, что нам надо заварить с собой чаю в термосе! Первого января всё будет закрыто, и горячий чай нам с тобой очень пригодится!
– Мудро, – я взяла термос, чайные пирамидки и отправилась «на поклон» к вагонному титану – кипяточку попросить :) Заодно вспомнила, как однажды рано утром в вильнюсском поезде я наблюдала, как проводница топила угольный титан. Самое интересное заключалось в том, что топили его вовсе не углём, а… специальными прямоугольными чурочками, обрезанными как раз под размер отверстия для топки, в которой весело пылал огонь! Возле титана лежала аккуратная стопка таких чурочек, и выглядело всё это очень трогательно. До сих пор жалею, что спросонья не догадалась сфотографировать сей сакральный процесс – кормление дорожного огня. Это вам не уголь железным совком насыпать!

Заварив чай, я вернулась обратно, запаковала термос в рюкзак и села у окна. Впрочем, заоконные пейзажи разнообразием не отличались – только лес, снег и темнота, переходящая в синие предрассветные сумерки. Наконец поезд остановился на станции Беломорск, мы надели рюкзаки, вышли в тамбур, и вдруг…
– Ой, мужчина, помогите, пожалуйста! – воскликнула проводница. – Дверь замёрзла и не открывается!
Она передала С. ключ-трёхгранник, и он тоже попытался открыть дверь. Безрезультатно.
– Да давите же, давите сильнее! – беспокоилась проводница. – Стоянка пять минут!
От излишнего усилия ключ-трёхгранник погнулся, но зловредная дверь никак не поддавалась!
– Ой, давайте я вам другую дверь открою! В соседнем вагоне! Только за вторым ключом сбегаю!
Мы послушно перешли в тамбур следующего вагона. Время шло. Беспокойство нарастало.
– Поезд явно не хочет с нами расставаться… – вздохнула я. – Чем-то мы ему приглянулись!
Наконец прибежала запыхавшаяся проводница с другим ключом, дверь послушно открылась, и мы торопливо спустились на платформу. Вагонные двери лязгнули и захлопнулись.
– Уф, еле успели! – С. кивнул куда-то вперёд, к голове поезда. – Видишь, уже зелёный зажёгся!
Тёплый уютный поезд прощально прогудел и отправился дальше, в царство холода и полярной ночи, а мы остались на тёмной и пустынной станции Беломорск. «И каждый пошёл своею дорогой, а поезд пошёл своей», – процитировала я, глядя на удаляющиеся красные огоньки.



Немногочисленных пассажиров быстро разобрали встречающие, и вскоре мы оказались на платформе в полном одиночестве. И был там хлад, мрак, плач и скрежет зубов! Ну ладно, ладно, плача и скрежета зубов не было, только запах дыма и печальные гудки электровозов – но Мопся, как мы уже знаем из части первой, всегда была склонна к поэтическим преувеличениям :)



– А-а-а! – подумала я, нервно подёргивая меховую кисточку от шапки и щурясь от ослепительно-белого света мощных станционных фонарей.
– У-у-у! – басовито прогудел электровоз на соседнем пути. Я вздрогнула. В голове сразу же сложилась модель психологического теста: «Представьте себе, что вы с вашим спутником оказались ранним зимним утром на пустынной железнодорожной станции…». Впрочем, для истинного ферроэквинолога это вполне себе штатная ситуация. «Оказавшись ранним зимним утром на пустынной железнодорожной станции», следует осмотреть и сфотографировать эту самую станцию и подвижной состав, а затем осмотреть вокзал и сфотографировать расписание. Ничего из ряда вон выходящего. Ну станция, ну зимняя – и что с того?






– Ты чего загрустила? – спросил С., отвлекаясь от осмотра подъездных путей. – Всё же хорошо! Снег, мороз, тишина и электровозы! Что может быть лучше?!
– Здесь темно и холодно – всё как мы любим! – съязвила я.
– У-у-у! – снова взвыл электровоз.
– Ш-ш-ш! – зашелестела под ногами позёмка.
– Ай! – от неожиданности я попыталась поднять обе ноги сразу, а проще говоря – подпрыгнула. Отвыкла я в сыром Городе-на-болотах от такого шуршащего природного явления!
– Ну что ты, ей-Богу! – проворчал С. – Сама пугаешься и электровозы пугаешь! Ты же у меня Ханум из рода Чингизидов, тебе бояться не к лицу и не к шапке!
Мы с меховой шапкой почувствовали себя польщёнными и вздрагивать перестали.
– Сейчас осмотрим станцию и пойдём на вокзал – греться! Смотри, какой он уютный!
И правда – окна маленького вокзала, выкрашенного в корпоративные цвета РЖД, приветливо светились медово-жёлтым светом.



Когда все электровозы, находившиеся в пределах досягаемости, были осмотрены и запечатлены, мы пошли исследовать вокзал. Зал ожидания (из которого весь вокзал, собственно, и состоял), был трогательно украшен яркими бумажными гирляндами.



Да, ещё там был фальшивый (и поэтому закрытый) «Выход в город» – поскольку город находился в другой, прямо противоположной стороне. И – о чудо! – в дальнем углу стоял кофейный автомат! Я обрадовалась и тут же решила выпить кофе во славу Великого Паровозия, но увы – автомат выполнял чисто декоративную функцию, а проще говоря – не работал. Ну ладно, почтим Великого Паровозия в другом, более приспособленном для этого месте. Мы погрелись, сфотографировали расписание, узнали, когда идёт электричка на Кемь, и с новыми силами отправились осматривать холодный город Беломорск. Начинался первый день нового года…

Дорогие беломорчане и беломорчанки!

План у нас был такой – погулять по тихому сонному городу, посмотреть ёлку на центральной площади и несколько главных улиц, вернуться обратно и в два часа дня уехать на электричке в Кемь. Но природа внесла в наш продуманный план некоторые коррективы. Вскоре выяснилось, что в Беломорске недавно была оттепель, а потом заморозок – и в результате весь город покрылся ледяным панцирем, а проще говоря – начался гололёд. Да такой, что разъезжались даже наши надёжные треккинговые ботинки с протектором! Как уж там передвигались люди в обычной обуви – ума не приложу… Гололёд, будь он неладен, сильно затруднил передвижения по городу и заставил отказаться от программы-максимум – подойти к самой кромке Белого моря и поставить там нашу походную ёлочку. С такой скоростью мы бы до берега как раз к вечеру доплелись…

Вскоре мы отказались от ещё одной идеи – дойти до самого начала Беломорканала; наконец дружно покорились обстоятельствам и решили просто идти, пока хватит сил, а как только устанем – сразу же повернём обратно, к станции. Беломорск расположен на нескольких островах, соединённых между собой мостами – и на одном из многочисленных мостов я упала и пребольно ушибла коленку, что вовсе не добавило симпатий к Граду заледеневшему. Но суровые северные виды, открывавшиеся с мостов, компенсировали все сложности передвижения. Кстати, по дороге я узнала от С. ещё одно интересное сибирское слово – «зАбереги» (с ударением на А). Оно означает ледяную кромку вдоль берега – или наоборот, длинные прибрежные проталины на покрытой льдом реке. Собственно, я как раз и упала, заглядевшись на эти живописные «забереги» на холодной реке Выг.



Наконец мы добрались до основной цели нашей прогулки – центральной площади с ёлкой. А заинтересовала она нас после того, как С. ещё во время подготовки к путешествию случайно наткнулся на объявление: «Дорогие беломорчане и беломорчанки! Приглашаем вас на празднование Нового года на центральной площади Беломорска! Празднование будет проходить с 23.00 до 03.00». Вот и стало нам любопытно взглянуть на эту саму центральную площадь – место бурного празднования.



Неподалёку находился ресторан «Европа», изрядно меня насмешивший. Интересное всё же представление о Европе у беломорчан и беломорчанок. Прямо, не побоюсь этого слова, внезапное!



Немногочисленные утренние прохожие с любопытством смотрели на мою мохнатую «скифскую» шапку, а я, в свою очередь – на серые и белые пуховые платки, которые здешние женщины использовали в качестве головных уборов. Осмотрев пустынную площадь с ёлкой и несколько ближайших улиц, мы совсем выбились из сил и решили возвращаться обратно на станцию, под гостеприимное крыло Великого Паровозия. Разумеется, всё было закрыто, поэтому мы с удовольствием выпили чай на ближайшей автобусной остановке, согрелись, отдохнули и отправились в обратный путь.

Больше всего нас обоих удивила любовь жителей Беломорска к новогодним гирляндам. Гирлянды были почти везде – на окнах, балконах, карнизах, деревьях… Цветные и однотонные, большие и маленькие, мерцающие и равномерно светящиеся; гирлянды-сетки, гирлянды-фигуры, гирлянды-узоры… Словом, на все вкусы. Но нашим безусловным фаворитом стал… украшенный большой переливающейся гирляндой дровяной сарай! Отличный, к слову сказать, ориентир – мимо не пройдёшь!
– Наверное, им тут ярких красок не хватает, вот и отводят душу в общегородском масштабе, – предположила я.
– Можно подумать, у нас хватает! – проворчал С. – Нет, здесь просто люди другие. Да и праздники здесь любят – не то, что у нас!

– А ты в Мурманске был? – спросила я по дороге, вспомнив про уходящий в полярную ночь поезд.
– Был. Но летом, во время полярного дня. Очень интересно, кстати! Съездим с тобой как-нибудь, не переживай! Посмотришь на полярный день. А вот в полярную ночь там делать нечего. Она очень тяжело переносится, особенно с непривычки.
– А какой он, полярный день? Похож на наши белые ночи?
– Нет. Это просто бесконечный день. В Мурманске я был уже ближе к концу полярного дня, когда солнце опускалось на горизонт, но совсем ненадолго. В час ночи был закат, а в четыре оно уже вставало. Но даже «ночью» не было такой глубокой синевы, как в наши белые ночи – она была очень светлой, действительно можно читать без лампы. А вот в Норвегии, на подъезде к Нордкапу, мы видели полуночное солнце во всей его красе. Оно до утра не заходит за горизонт, так и движется параллельно линии горизонта. Когда вернёмся, покажу фотографии. Красивейшее зрелище!

Вот оно, норвежское полуночное солнце на озере Инари.



Да, а Белое море мы всё-таки увидели. Правда, у нас уже не осталось сил, чтобы пробираться к кромке воды по крутым ледяным торосам, так что полюбовались на него с некоторого расстояния и отправились дальше – на станцию. Так что о городе у меня остались довольно «рваные» впечатления – я больше под ноги смотрела, чем по сторонам. Запомнились только многочисленные мосты да деревянные бараки 30-х годов, довольно нелепо украшенные современной рекламой. А в целом – обычный провинциальный город, довольно угрюмый – хотя и с интересной историей.

Вот оно, Белое море. Правда, очень трудно определить, где заканчивается береговая линия и начинается собственно море.



Кооосточки!

В тёплом и нарядном зале ожидания мы доели остатки запечённой курицы, и я сказала:
– Отдай косточки какой-нибудь станционной собаке, хорошо?
– Хорошо. И скажу, что это лично от тебя! А заодно и станцию поснимаю при дневном свете.
Минут через 20 С. вернулся и сказал:
– Ну вот, скормил косточки станционной собаке – первой, которая подошла. Она была очень довольна!
– А сказал, что от меня?
– Ну разумеется! Собака передала тебе большое спасибо! Вот, даже сфотографировал её для истории!



И вот хотите – верьте, хотите – нет, но когда я через полчаса вышла из здания вокзала – ко мне радостно подбежала эта самая собака с фотографии и, восторженно виляя хвостом, стала вылизывать мне пальцы! На остальных пассажиров на платформе она и внимания не обратила.
– Ага, от меня курочкой пахнет! – рассмеялась я. – Всё, нету больше кооосточек, нету! Всё съели! И даже хлеб доели!
Так что собаки очень даже умеют быть благодарными :)

А вот здание станции при дневном свете:



Вскоре подъехала электричка, и мы отправились дальше – в ту самую «Кемску волость». Световой день уже подходил к концу…



Окончание следует.

Часть первая
Tags: Во славу Великого Паровозия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →