Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

Заполярный Новый год. Часть третья

- Кемска волость? – Яа-яа, Кемска волост!



Прокормление путешествующих – дело рук самих путешествующих

В электричке было тепло и пусто, человека три-четыре на весь вагон, заоконный северный пейзаж тоже разнообразием не отличался, так что я и сама не заметила, как задремала. Проснулась, когда мы уже подъезжали к Кеми.




Вокзал там был большим и оживлённым, с целым стадом добродушных электровозов, множеством товарных вагонов и железнодорожным мостом, с которого открывался замечательный вид на пути.



Отдав должное местным железнодорожностям, мы решили, что неплохо было бы и пообедать, ибо за время блуждания по заледеневшему Беломорску успели изрядно проголодаться. Однако не будем забывать, что на улице стояло 1 января, День-когда-всё-закрыто, так что прокормление путешествующих было заботой самих путешествующих.



Электричка отправилась отдыхать на запасной путь, а мы вышли с вокзала, осмотрелись и стали думать, что делать и где снискать хлеб (а также суп) насущный :) Но велика была милость Великого Паровозия, да будут благословенны дымогарные трубы и колёсные пары его!

… а также тендер, сухопарник и колосники! – дополняет из-за плеча Великий Ферроэквинолог.

Так вот, по своей исключительной доброте и человеколюбию Великий Паровозий послал нам столовую РЖД, которая находилась недалеко от вокзала и работала не только ежедневно, но ещё и круглосуточно!
– Ну да, локомотивные бригады надо кормить не только не только днём, но и ночью! – философски заметил С., балансируя с фотоаппаратом в руках на ледяной дорожке и пытаясь запечатлеть занесённую снегом столовую. – А мы с тобой хоть и не локомотивная бригада, но тоже покормимся!

Внутри было тихо и пусто, только за одним из дальних столиков обедал мужчина в форменной куртке. Три приветливые женщины за стойкой смотрели какую-то новогоднюю передачу на большом плазменном экране. Железнодорожное меню радовало разнообразием – закуски, супы, вторые блюда, десерт, чай-кофе…



– Здравствуйте, мы бы хотели у вас пообедать, – сказал С., снимая со спины рюкзак.
– Мы очень проголодались! – добавила я, выглядывая из-за его плеча. Нравы здесь явно были простые, «держать лицо» не было ни малейшей необходимости. К тому же мы и правда проголодались!
– Сейчас мы вас накормим! – непритворно обрадовалась улыбчивая женщина за стойкой. – Выбирайте!

Ну и как тут было не восславить Великого Паровозия, заботящегося о пропитании своих, так сказать, адептов? Мы взяли по полному подносу железнодорожной еды и сели за стол возле ёлочки.



- На ней раньше гирлянда горела, красиво было! - смущённо сказала женщина, увидев, как мы фотографируем ёлочку. Видимо, до нас это никому в голову не приходило. - Но её кто-то сломал, а починить пока негде, всё закрыто... Вы уж извините...
Мы великодушно похвалили железнодорожную ёлочку и приступили к долгожданному обеду.

– Вот посмотрим-посмотрим, как тут кормят локомотивные бригады! – с шутливой строгостью сказал С. – Чтобы локомотивные бригады хорошо работали, их надо хорошо кормить!
– Вкусно и сытно! – добавила я.
– Несомненно! Иначе это следует расценивать как саботаж и препятствие бесперебойной работе железной дороги! Кушай-кушай, не отвлекайся! Ложечку за Октябрьскую железную дорогу, ложечку за Восточно-Сибирскую, ложечку за Горьковскую… А вот за Южно-Уральскую железную дорогу не будем – они не выполнили план по грузообороту! И за Свердловскую тоже не будем – они вовремя не ввели в строй две тяговые подстанции!
Я негромко рассмеялась.

– Ой, а вы ведь не из Кеми? – с любопытством спросила женщина, когда я пошла брать чай. «Да-да, что-то неуловимо отличало Штирлица от жителей Берлина…» – подумала я и покосилась на наши рюкзаки и свисающие со стула кисточки моей меховой шапки.
– Нет, не из Кеми.
– А откуда? Из Петрозаводска, да?
– Нет, и не из Петрозаводска. Из Петербурга.
– Ой, как далеко! Да вы кушайте, кушайте, набирайтесь сил перед дорогой! Может, добавки возьмёте?

Вскоре мы убедились, что чужие сюда и правда не ходят. Минут через пятнадцать после нас в столовую зашёл молодой мужчина в форменной куртке и попросил кофе.
– Ой, а чего только кофе? – разулыбалась женщина. – А у нас сегодня борщ! Попробуй, очень вкусный! Или ты на борщ не заработал?
– Да какой борщ! – отмахнулся мужчина. – Первое января же, сколько можно есть?! Только кофе, и всё!
Через некоторое время в столовую вошёл другой мужчина, постарше и посолиднее, и женщина стала расспрашивать его о семье, новостях и ближайших планах на будущее. Так что первые встреченные нами жители Кемской волости оказались приветливы, доброжелательны и железнодорожны :) Наконец мы пообедали, выпили чай и начали собираться.
– Счастливой вам дороги! – улыбнулась на прощание женщина. – И благополучного возвращения домой!


В поисках собора

Выйдя из столовой, мы стали обсуждать, куда направим стопы своея – просто осмотрим центр города или выберем какую-нибудь достопримечательность.
– Давай дойдём до деревянного Успенского собора, – предложил С. – Я его один раз видел – очень красивый! Был построен в начале восемнадцатого века (уточняю – был заложен в 1711 г., освящён в 1714 г., подробнее можно прочитать здесь).
– Давай, – согласилась я, и мы, спросив дорогу у безотказного навигатора, отправились в путь - по улице, которая гордо именовалась Пролетарский проспект, но на проспект ничуть не походила (по крайней мере, в своей первой трети). Уже было совсем темно, начало холодать, а с Белого моря ощутимо поддувал ледяной ветер. К тому же здесь было почти так же скользко, как и в Беломорске, поэтому передвигаться пришлось с величайшей осторожностью. Словом, мы больше смотрели под ноги, чем по сторонам – коварный лёд припорошило тонким слоем снега, а шлёпнуться второй раз у меня не было ни малейшего желания.



Вскоре мы убедились, что жители Кеми любят электрические гирлянды ничуть не меньше, чем жители Беломорска, и бесчисленные мерцающие огоньки скрашивали наш нелёгкий путь. Мы же, как-никак, находились недалеко от Белого моря, поэтому к вечеру начало ощутимо холодать. Мороз крепчал, ветер усиливался и гнал по обледенелым тротуарам густую позёмку, а мы всё шли, и шли, и шли по заснеженным улицам… Особенно впечатляющим был участок возле самого Белого моря – своего рода полукруглая «набережная», открытая всем ветрам и снегам. Людей здесь почти не было – этот ветреный участок явно не предназначался для вечерних прогулок в зимний сезон. Но мы ведь лёгких путей не ищем, поэтому мужественно преодолели сей «полюс холода» городского значения, поднялись по довольно крутой улице с высокими сугробами по сторонам, подошли к деревянному забору и… И увидели вот что:



– И вот ради ЭТОГО мы сюда шли? – проворчала я, поплотнее закутываясь в шарф. – Тоже мне собор! Разочарование одно!
– Это часовня… – растерянно ответил С. – А собор – он большой… Был.
Мы смотрели то на часовню, то друг на друга, то на чёрное беззвёздное небо и недоумевали – куда мог подеваться целый собор?! Сбежал он, что ли? Наконец я заметила на заборе большое объявление, извещавшее, что собор находится на реставрации и во второй половине 2018 г. будет возвращён на своё место.
– Вот это я понимаю – раскатали по брёвнышку! - вздохнула я. - В первый раз вижу такое точное воплощение этой поговорки!

А вот что мы должны были увидеть на самом деле:



Разочарованные, мы отправились в обратный путь – уже по другой, более короткой дороге. У нас ещё оставалось время, чтобы осмотреть вокзал и стадо добродушных электровозов, подняться на ж/д мост, попить кофе и купить еды на дорогу. Заодно мы убедились, как велика была милость Великого Паровозия, пославшего нам столовую РЖД – ибо все заведения общепита, от самых дорогих до самых дешёвых, были закрыты. Работали только крупные продуктовые магазины, так что с голоду мы бы, конечно, не умерли – но на горячий обед могли не рассчитывать…

Идти по скользким улицам было тяжело, и когда мы наконец доплелись до ярко освещённого вокзала, то почувствовали, что совсем выбились из сил.



К счастью, на Кемском вокзале (в отличие от Беломорского) работал кофейный аппарат, так что мы выпили кофе во славу Великого Паровозия (а вот вокзальное кафе, увы, отдыхало) и стали ждать. Мы страшно устали и больше всего на свете хотели застелить полки и леееечь… Но приходилось сидеть и гипнотизировать информационное табло, ожидая, когда на нём появится долгожданная надпись:



Впрочем, С. нашёл в себе силы ещё раз подняться на мост и сфотографировать вечерний вокзал  (я на такой подвиг уже была не способна :)






Паровоз-памятник:



Наконец долгожданный поезд Мурманск-Петербург прибыл на первый путь, и мы отправились вдоль заснеженной платформы – искать свой 22-й вагон.



18-й вагон, 19-й, 20-й… И ВСЁ! Поезд закончился! Вообще закончился! Совсем закончился!!
– Это как?! – растерялась я. – Мало нам сбежавшего собора!
Кстати, для усталых путешественников пропавший вагон – это куда обиднее пропавшего собора! Если с исчезновением памятника деревянного зодчества мы ещё могли как-то примириться, то отсутствие продукции вагоностроительного завода сильно нас огорчило. Перспектива горячего чая в подстаканниках и застеленных полок начала неумолимо отдаляться, а оставаться на холодной станции Кемь как-то совсем не хотелось…



Рядом с нами топтались другие пассажиры двух последних вагонов-невидимок и недоумённо переглядывались. Наконец кто-то обратился к проводнице 20-го вагона:
– А как же мы?!
– Не волнуйтесь, сейчас прицепят ещё два вагона! Все поедем!
И правда – вскоре маневренный тепловоз подтащил из депо ещё два вагона, и их с громким лязгом прицепили к составу. Вагоны были старые, видимо, из резервного запаса, задействованные на время новогодних каникул, но нас это ничуть не расстроило! Главное – ехать! Разместившись в своём отсеке, мы снова поставили на стол походную ёлочку, попили чаю из настоящих, правильных ж/д подстаканников, торопливо застелили полки и легли спать. Первый день нового года и наше путешествие в зиму подходили к концу. «И уносит меня, и уносит меня в дождливый сырой Петербург… – думала я, засыпая. – Наш электровоз, наш электровоз «Теремок»…

Часть первая

Часть вторая

Tags: Во славу Великого Паровозия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments