Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

Путешествие в зиму

Часть первая. Лахденпохья

Дорога, дорога, ты знаешь так много
О жизни такой непростой…


Февральская трёхдневная экспедиция стала закономерным продолжением нашего первого зимнего путешествия – в Приполярье. В Карелию мы отправились «за зимой» – настоящей, правильной, исконно-посконной и даже в чём-то кондовой. Правда, потом Зима сама к нам пожаловала, так сказать, с доставкой на дом, и уходить что-то не торопится – но в феврале мы об этом ещё не знали.

Третьим участником экспедиции стал ещё один известный ферроэквинолог – flackelf, который будет фигурировать в моих записях под литерой А. Это означало, что основное внимание экспедиционеров будет уделено карельским железнодорожностям (проще говоря, придётся осмотреть каждый попутный вокзал и заглянуть в глаза каждому встреченному тепловозу). К осмотру было запланировано несколько станций – Яккима, Сортавала, Ляскеля, Ихала и Хийтола. Ну чудесные же названия, как не осмотреть?!

1. Занесённая снегом Яккима.




Выехали мы в пятницу утром, подобрали по дороге А., закупили в «Ленте» запас продуктов (ибо в ферроэквинологическое путешествие, как ни странно это прозвучит, мы отправились на машине) и вскоре выехали из города. Первая небольшая остановка была запланирована на границе Ленинградской области и Республики Карелия, а до этого нам было велено сидеть смирно и развлекать водителя интересными разговорами – чтобы его не убаюкивала монотонная дорога.

– Надеюсь, все хорошо позавтракали? Большая остановка будет только в Лахденпохье, там и перекусим!
– Ох, ну и название! – шутливо проворчала я. – Лах-ден-похь-я… Натощак не выговоришь! Да и звучит для непривычного уха как-то… гм… малоприлично!
Забегая вперёд, скажу, что после приезда в этот городок у нас появилось новое, так сказать, карельское ругательство – «да что ж это за лахденпохья такая!!». Но вообще карельская топонимика – это отдельная история, моя филологическая душа была от неё просто в восторге!

Дорога по ровной и унылой, как стол, Ленинградской области оказалась довольно утомительной.
– Равнинные петербургские дети с восторгом катаются с двухметровой насыпи ЗСД*, – съязвила я, вспомнив наши вечерние прогулки со скандинавскими палками. Кстати, ничуть не преувеличила – в снежную погоду насыпь ЗСД пользуется у окрестных детишек исключительной популярностью. Других-то горок всё равно нет!

(*Западный скоростной диаметр, объездная автодорога)

Наконец унылая ЛО закончилась и начался Лах-ден-пох-ский (уф, еле выговорила!) район Республики Карелия, а вместе с ним – настоящая, правильная Зима.



Выйдя из машины, я неосторожно шагнула в сторону – и сразу же провалилась по колено в снег. Не в метафорическом, а в самом что ни на есть прямом смысле – ровно по колено! Ещё и снега набрала в треккинговые ботинки, которые многое могут вынести, но для таких экзерсисов всё же не приспособлены! Пришлось торопливо выбираться обратно на дорогу (собственно, в этот момент и придумалась карельская идиома «Да что ж это за лахденпохья такая?!», которую мы потом активно использовали). Впрочем, это было только начало – потом мы заезжали в такие глухие места, где можно было бы провалиться и по пояс. Но, наученная первым опытом, я больше по сугробам не лазила и определяла их глубину исключительно визуально.

2. Арка на въезде в Карелию



3. Взгляд в обратную сторону.



Ехать по Лахденпохскому району оказалось намнооого интереснее, чем по ЛО. Вскоре стали попадаться отдельные валуны – вначале невысокие, а потом всё больше и больше. Местность постепенно становилась холмистой, а дорога – извилистой. Через некоторое время валуны начали превращаться в настоящие скалы – то голые, то поросшие отдельными кривыми сосенками, а то и вполне себе лесистые. «Это чем-то на Урал похоже», – сказал А. – «Вернее, на Приуралье, где скалы только начинаются».

По дороге к Лахденпохье мы проехали несколько скальных «щёк» – больших и маленьких. Это непривычное для меня сибирское слово означает скалистый уступ, который огибает дорога, а также крутой каменистый берег реки. В некоторых местах скалы подступали к самой дороге, и на них можно было увидеть целые потоки замёрзшей воды – своего рода ледяные «водопады». Да и «за бортом» начало ощутимо холодать. Как говорится, добро пожаловать в зиму!

На одном из участков дорога начала закручиваться в совсем уж невероятный серпантин. Казалось, что ещё немного, и она просто возьмёт и завяжется в узел – и хорошо ещё, если не в морской! Повороты плавно перетекали в подъёмы, а подъёмы – в повороты. В глазах рябило от бесконечных красно-белых предупреждающих знаков. В некоторых местах машина буквально «взлетала» на вершину крутого холма, за которым не было ни-че-го, и мы с негромким, но удивительно слаженным «ААА!» инстинктивно вытягивали шеи, пытаясь разглядеть, что там дальше (вернее, внизу). Мы (пассажиры) были в восторге от пейзажа, а вот водителю пришлось нелегко. Движение там не то чтобы оживлённое, но встречные машины всё же попадаются, так что красотами особо не полюбуешься…

Где-то на полдороге к Лахденпохье начали появляться знаменитые карельские вековые ели – высокие, тёмно-зелёные, с целыми шапками снега на ветвях. Вначале поодиночке, потом группами, а затем и целыми ельниками! В какой-то момент мы словно въехали в ожившую новогоднюю открытку – извилистая дорога, а по сторонам только заснеженные ели да глубокие сугробы. Красота невероятная! В чём-то даже живописнее, чем в Приполярье (во всяком случае, в той части, которую я успела увидеть).

«Первым делом, первым делом тепловозы…»

Первым делом мы заехали на станцию Яккима, которая находится в пределах города Лахденпохья, но продолжает гордо носить своё историческое название. Здание вокзала построено в 1893 г. и благополучно пережило все войны и революции, сохранив свой исторический облик до наших дней. Честно признаться, я очень люблю старинные маленькие вокзалы – хоть деревянные, хоть каменные. Любые.

4. На станции Яккима время словно остановилось...



Яккима была именно такой «открыточной» станцией – тихой, заснеженной, с запахом топящихся печей в морозном воздухе. И вот там-то сугробы были вполне по пояс! Движение на этой станции, мягко говоря, не оживлённое, пассажиропоток скорее можно назвать «пассажироручейком», поэтому наше появление всколыхнуло неспешный распорядок дня немногочисленных станционных сотрудников. Очень уж мы отличались от «всех нормальных людей», которых судьба обычно заносит на глухие железнодорожные станции! А уж два ферроэквинолога на один маленький вокзал – это и правда перебор!

5. Станционные сугробы.



6. Зал ожидания с печным отоплением.



7. На входе что написано? А там дрова лежат! :)



8. Но особенно нас умилило коллективное поздравление в станционном коридоре, между залом ожидания и выходом:




9. Торец вокзала и... эээ... часть привокзальной площади :)




«По щучьему веленью, по моему хотенью…»

Осмотрев тихий сонный вокзал, мы поехали дальше – в Лахденпохью, где предполагалась вторая большая остановка. Дорога как-то плавно перешла в центральную улицу Ленина, которую я ехидно окрестила «Большим Лахденпохским проспектом». Судя по всему, именно здесь была сконцентрирована вся имеющаяся в городке культурная жизнь :)

10. Начало Большого Лахденпохского проспекта:



Мы оставили машину возле старинного деревянного здания почты и решили пройти вдоль проспекта до Ладожского озера. Погода как раз улучшилась, выглянуло солнышко, и было бы неразумно этим не воспользоваться. Ну и осмотреть городок с труднопроизносимым названием тоже хотелось, не без этого!

11. Почта - центр городской жизни.



Первым делом мы заглянули на местный рыночек и увидели, что в одной из палаток продаются мороженые щуки – очень разные, от небольших до, не побоюсь этого слова, огромных!

12. Щуки большие и маленькие...



– А они местные, из Ладоги? – спросил С.
– Нет, что вы! - общительная продавщица даже руками всплеснула. - Онежские! В Ладоге щук мало осталось!
– Мало?! А куда ж они подевались?
– Да местные рыбаки вылавливают и нерпы съедают! Знаете, сколько у нас тут нерп? Вот на продажу и не остаётся, приходится с Онеги везти…

13. Онежские щуки с другого ракурса:



Услышав про ладожских нерп с хорошим аппетитом, я разумилялась. Ну надо же, съедают ладожских щук! Впрочем, с точки зрения ладожских карасей-идеалистов это вполне справедливо. Да и Бог с ними, со щуками – главное, что нерп много! Вскоре я придумала нового персонажа – нерпу Щучинку (по аналогии с нерпой Бусинкой из владивостокского океанариума), грозу всех окрестных щук. Примерно такую:

13. Ладожская кольчатая нерпа (фото из интернета):



Вернувшись домой, я убедилась, что умилялась не зря. Оказывается, ладожская кольчатая нерпа – это подвид кольчатой нерпы, который обитает только в Ладожском озере! А кольчатая она из-за окраса – светлых колец на тёмном фоне. Летом нерпы предпочитают держаться в малонаселённых северных районах озера, где в изобилии имеются островки, камни и мысы, а зимой перемещаются в южную и юго-восточную акватории водоёма. Очень милые, к слову сказать, создания!

Потом я прочитала, что рыбаки требуют вычеркнуть ладожскую нерпу из Красной книги и разрешить их отстрел – именно потому, что нерпы претендуют на часть улова и даже наловчились вытаскивать уже пойманную рыбу из сетей. Приплывают, выбирают себе подходящую рыбину - и откусывают, оставляя в сетях только голову! Это же проще, чем по всему озеру за каждой щукой гоняться :))) Экологи, соответственно, против, поскольку этот уязвимый эндемичный (проживающий только в очень узком ареале) вид чуть не истребили, только-только начала популяция восстанавливаться! И я тут целиком и полностью на стороне нерп и экологов!

На обратном пути А. купил двух небольших щук, которых мы на следующий день поджарили и с удовольствием съели. Очень вкусные щуки оказались – даже тиной не пахли, вопреки моим опасениям! А вот нерп, к сожалению, не увидели... Эх :)

Продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →