Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

IV. Снежник и тарбаган

Снежники, снежники,
Близких вулканов привет…


Итак, мы преодолели лавовые поля, благополучно перебрались через перевал и достигли снежника. Собственно, «достигать» особо и не пришлось – он начинался совсем недалеко от перевала. Именно здесь, по словам Евгения, и притаился «настоящий ужас»… Я смотрела на снежник во все глаза, но никаких «ужасов» так и не увидела. Просто блестящее под солнцем снеговое поле.
– Та шо его пробовать сало як сало, снiжнiк як снiжнiк! – воскликнул Внутренний Оптимист, неведомо почему перешедший на украинску мову. Видимо, от избытка впечатлений.
– Гм-гм… – недоверчиво кашлянул Внутренний Пессимист, но тем и ограничился.



Честно признаться, именно в этот день я сама впервые услышала слово «снежник», до этого и знать не знала об их существовании, поэтому на всякий случай поясню: это своего рода вечная мерзлота, только снежная, а не ледяная. Снежное поле, которое никогда не тает. Снеговой покров достигает 3,5-4 метров, но он очень неоднородный, чем и опасен… Подтаявший за лето снежник – это своего рода ловушка; слой снега, который кажется плотным и надёжным, может скрывать под собой пустоты и промоины, и под весом автомобиля попросту провалиться, а на какую глубину – никому не ведомо…



Евгений отправился обследовать подтаявший «въезд» на снежник, мы гуськом поплелись следом – и резко остановились. На грязно-белой поверхности колыхалась лужа диаметром метра в два, а снег на краю был мягким, рыхлым, пропитанным водой.
– Всё понятно, – сказал Евгений. – Вот этого я и опасался… Ехать с полной нагрузкой здесь опасно! С неполной, впрочем, тоже… Значит, так: я налегке поеду вперёд, а вы идите следом! Под ноги смотрите, будьте внимательны, особенно на проталинах!

Мы послушно расступились, и бесстрашный джип въехал на снежник, подняв целые облака ледяных брызг. Евгений выбрал наиболее подходящую колею с наименьшим количеством воды и поехал вперёд, а мы воспользовались случаем и разбрелись по снежнику, любуясь на странные «марсианские» пейзажи.
– Земля Санникова… – задумчиво сказала одна из «джип-бабушек».

Особенным успехом у фотографирующих и фотографируемых пользовалась та сторона снежника, где "за горизонтом" виднелся далёкий Вилючинский вулкан.



Буквально через несколько минут стало ясно, что снежник – это своего рода «локальная зима», постоянный источник холода. Если внизу, в Паратунке, температура была +16, на Вилючинском перевале – +10, то здесь было уже около -2. Этакая природная морозилка льдом наружу. Вот тут-то я и пожалела, что так самоуверенно надела только футболку и тонкую флиску! Вот уж не думала, что здесь будет такой пронизывающий холод!



Вокруг снежника возвышались целые «лавовые горы» и «лавовые дюны» – в сущности, те же горы, только более пологие и засыпанные чёрным вулканическим песком. Снег возле них был покрыт чёрным налётом. Я потом очень жалела, что не сфотографировала свой заслуженный лавовый браслет на фоне этих гор или хотя бы какого-нибудь живописного выступа… Красивая бы фотография вышла! Но увы – я была переполнена впечатлениями, как большой кувшин, и про фотографирование браслета даже не подумала… Тут про себя бы не забыть!



На снежнике мы встретили двух девушек в полной туристической экипировке – с огромными рюкзаками за спиной и треккинговыми палками в руках. К рюкзакам были прикреплены скрученные коврики, спальники и, кажется, маленькие палатки (если я правильно определила назначение малопонятных шуршащих свёртков). Оказалось, что они уже покорили Мутновский вулкан, а теперь пешком (!) идут на Горелый. А между ними, между прочим, шестнадцать очень нелёгких километров!
«Да-а-а… – подумала я. – А ведь наше путешествие на комфортабельном джипе не такое уж и экстремальное…»
– Ну и как там, на вулкане? – спросили мы.
– Мокро и грязно. Будьте осторожны, особенно если без палок! Но всё равно красиво!
«Ну во-о-от, всю романтику испортили…, – мысленно заныла я. – Мокро и гря-я-язно… Эка невидаль! И стоило ради этого ехать в такую даль! У нас и своего «мокро и грязно» с избытком!»

Климат в этих высокогорных «предвулканных» местностях очень суровый. Снег лежит до конца июня (!), а первые снегопады начинаются уже в конце сентября (!!). Мы поднимались 16-го сентября, и ещё была чудесная солнечная погода, а 23-го по тому же маршруту шли знакомые С. – и они уже попали в метель, а «первый робкий снежок» был где-то по щиколотку. Постоянный снег ложится где-то в середине октября, а его толщина может достигать трёх метров. Именно поэтому и нужны такие высокие снеговые вешки, которые мы видели на спуске с Вилючинского перевала. Впрочем, истинные экстремалы ездят сюда и зимой. Хотя насколько я поняла, самое опасное время не зима, а межсезонье, когда снег ещё рыхлый и ненадёжный или уже начинает таять. Вторая опасность – туман, который спускается очень быстро и может быть густым и плотным, скрывающим все и без того немногочисленные ориентиры. Третья – медведи. Настоящие, камчатские. Хотя лично мне было не очень понятно, что им делать в таких суровых местах без всякой растительности и живности – но говорят, иногда и сюда забредают.

Наконец Евгений съехал с коварного снежника на твёрдую землю и остановился, чтобы дождаться несознательных пассажиров, которые тут, видите ли, прогулки гуляют. Когда мы подошли, то с удивлением увидели, что дальше расстилается ровное, как стол, песчаное поле!



– А это здешняя «трасса», – объяснил Евгений. – По ней все гоняют с большой скоростью, душу отводят после лавовых полей! Ехать, правда, недалеко – но зато эффектно! Сейчас сами увидите! Я, правда, больше 110 км/ч не разгоняюсь, машину жалею, но особо лихие ребята и по 200 км/ч выжимают!
И правда – два километра мы проехали за полторы минуты. А потом снова начались угрюмые лавовые поля, которые и полями-то можно назвать только из большого уважения…
– Мда, после такой дороги никаких вулканов не надо… – подумала я.

– Там, на снежнике, в июле вахтовка провалилась, – сказал Евгений, когда мы отъехали от этой природной морозилки. – Жара ведь стояла, снег начал быстро таять, верхний слой истончился, а полуторка тяжёлая, вот и… К счастью, никто не пострадал, все благополучно выбрались, но вот как потом её вытаскивали – не представляю! Она настолько тяжёлая, что её даже другая вахтовка не вытянет – только две сразу или один мощный трактор. Камаз ведь, хоть и пассажирский!

***

Тарбаган, тарбаган,
ЗвЕринька,
Тарбаганушка семечки грызёт…


– Дальше по курсу будет гора Тарбаганья, – сказал Евгений. – А там живёт… Как вы думаете, кто?
– Тарбаган, – ответил С., знакомый с фауной Камчатки.
– Правильно!
– А это кто? – удивилась я.
– Черношапочный камчатский сурок. Самое интересное, что живут они на высоте не менее километра, ниже не спускаются – там водятся только мелкие евражки.
– А это ещё кто?
– Камчатские суслики.
– А-а-а…



Въезд на Тарбаганью гору оказался таким крутым, с такой изрытой колёсами джипов колеёй, что нам опять пришлось выходить. Впрочем, не зря! Во-первых, там прекрасные виды...




... а во-вторых, привлечённый нашими разговорами, из норки на вершине горы неожиданно выглянул её хозяин! Очень крупный, килограммов 6-7, и очень симпатичный!



К счастью, у Евгения был припасён мешочек с орешками, и любопытство жителя Тарбаганьей горы было вознаграждено. Он очень смешно набивал орехами защёчные мешки, а потом убегал в глубь норы и через некоторое время возвращался за следующей порцией.
– К зиме готовится, – сказал Евгений, когда тарбаган в очередной раз убежал пополнять кладовую. – Им ведь скоро в спячку ложиться… Сюда зима рано приходит!



Впрочем, тарбагана тоже понять можно – он ведь проводит в спячке почти девять месяцев в году, так что жизнь у него не слишком увлекательная и надо успеть набраться впечатлений (и орехов) за очень короткое лето. Как уж тарбаганы выживают в этих суровых местах и чем питаются – осталось для меня тайной, но как-то выживают, а раз ниже не спускаются – значит, их здесь всё устраивает!

Все дружно фотографируют тарбагана :)



Наконец мы налюбовались на Хозяина Тарбаганьей горы, загрузились в джип и отправились преодолевать заключительный отрезок пути. Вдали уже виднелся силуэт Мутновского вулкана…

Продолжение следует
Tags: Записки нерки Варечки
Subscribe

Posts from This Journal “Записки нерки Варечки” Tag

  • VII. Под крышкой Земного Котла

    – Что это тут у тебя за чудо технической мысли? – Гейзерный кофейник для эспрессо. – Гейзерный, говоришь… А вулканный есть? – Какой-какой?…

  • У кромки прибоя

    Вспомнилась сегодня небольшая, но очень выразительная сценка, которую я однажды наблюдала на берегу Авачинской бухты. В свободные от вылазок дни я…

  • VI. Вы слыхали, как поют фумаролы?

    Фумарола, фумарола, фумарола, Это где-то рядом с каменной грядой… После восхождения мы немного отдохнули и отправились дальше – на фумарольное…

  • V. Восхождение

    Здесь вам не равнины, Здесь климат иной, Идут лавины одна за одной И за камнепадом ревёт камнепад... После встречи со снежником и тарбаганом мы…

  • III. Дорога на вулкан, камней немеряно…

    Дорога, дорога, Ты знаешь так много О жизни, такой непростой… Ну что ж, хватит топтаться у подножия Вилючинского перевала, едем дальше. Дорога…

  • Камчатка навсегда

    Нам понадобилось полторы недели, чтобы полностью адаптироваться к «родному» московскому времени. Вот уж не думала, что это окажется так тяжело! На…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments