Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

V. Восхождение

Здесь вам не равнины,
Здесь климат иной,
Идут лавины одна за одной
И за камнепадом ревёт камнепад...


После встречи со снежником и тарбаганом мы снова отправились преодолевать лавовые поля. Наконец долгая дорога в дюнах на вулкан закончилась и мы остановились на неровной каменистой площадке.



Ещё одна интересная "вулканная" машина - Delica.



Поблизости стояло ещё несколько джипов, а чуть дальше виднелся устрашающий «монстр-трак». Ну да, не к лицу ему… эээ, то есть «не к бамперу» рядом с обычными джипами стоять! Хоть на 300 метров, но дальше!



– Да-а-а, с такими дорогами никакого вулкана не надо! – проворчала я, неловко спрыгнув на усеянную валунами землю. Ехали мы 4,5 часа, и как примерно 2,5 из них были очень нелёгкими… Прямо перед нами возвышался Мутновский вулканный массив (потому что это не один гордый вулкан, как, скажем, Корякский или Вилючинский, а именно угрюмый горный массив с живым, вполне себе действующим кратером; высота - 2322 м над уровнем моря).

- Женя, а куда нам идти-то? – спросил С. – Где тропа?
- А во-о-он туда, видите, где наверху курится из кратера?
- Это не облако?
- Нет. Это серная фумарола из главного кратера. Туда мы и пойдём, на гребень. Вон впереди через снежник тропа - это начало пути.
- И сколько идти наверх?
- Ну в среднем два с половиной часа. У вас палок нет?
- Не-е-ет...
- Жаль. Потяжелей будет. Но, надеюсь, доберётесь.
- Спасибо, будем стараться.


Видите в правом верхнем углу пышную шапку из нескольких фумарол? Нам туда!

Я посмотрела вверх и похолодела. Нам туда? ТУДА подниматься?! Моя решимость покорять Мутновский вулкан как-то быстро потускнела… Но сидеть же здесь, у подножия на попе ровно? Отступать некуда, надо покорять!

- Там грязевой участок ещё есть, – продолжал Евгений. – Будьте внимательнее. Потом разлом, зимой обвалилось. Надо его обойти. И второй склон перед фумаролами, тоже там аккуратно.
- Гм... Хорошо...
- Ну вы поешьте сейчас немного, для подкрепления сил. Но несильно. Воду я возьму на всех. Первые две трети подъёма старайтесь очень дозировать её. Буквально по два глотка, если хочется. А потом уже можно сколько хотите, на спуске. Но - потом. Печеньки берите, орехи. Там пригодятся.
- Ясно...

Тем временем все начали экипироваться и морально готовиться к восхождению. Оказалось, что у Евгения в запасе есть несколько шерстяных шапок – ибо некоторые восходители отправляются покорять вулкан в бейсболках, а то и вовсе с непокрытой головой! Но я решила остаться в своём берете, который папа подарил мне прошлым летом. Мне с ним было спокойнее. Да, нетипичная деталь экипировки, но у меня же всё не как у людей :) Ох, знал бы папа, когда дарил этот берет, что он будет подниматься со мной на вулкан, покорять экструзию «Верблюд» и ходить пешком до Тихого океана и обратно! Однако запасных перчаток у Евгения не было, поэтому он дал нам с С. две пары «хозяйственных» (а точнее, «автомобильных») перчаток из багажника. Мы оба пожалели, что не догадались вчера сходить в ближайший хозмаг и купить две пары прочных перчаток, но решение покорять вулкан возникло так внезапно, что у нас часть подготовительных вопросов просто выпала из памяти. Кстати, перчатки потом очень пригодились!

Да, ещё один важный момент. Я и поднималась, и спускалась налегке – С. всё время нёс и рюкзак, и тяжёлую зеркалку, да ещё и фотографировать успевал! Вернее, вначале я пообещала, что возьму рюкзак на спуске, но потом была такой измученной, что С. надо мной сжалился и нагружать не стал – за что ему огромное душевное спасибо!

Когда все укомплектовались, Евгений стал рассказывать:
- Вначале пойдём по первому снежнику, потом будет крутой спуск и второй снежник, посложнее. За ним – ущелье, за ущельем – крутой подъём. Это будет самая тяжёлая часть пути, так что не спешите, экономьте силы! Идите в ровном ритме, размеренно, и будьте осторожны!

Наконец всё было готово, и мы отправились в путь – на первый снежник. Ну, снiжнiк як снiжнiк, если вспомнить слова моего Внутреннего Оптимиста. Ничего страшного там пока не было – только холодно.



Неподалёку виднелся крест с поблёскивающей на солнце металлической табличкой, но я решила туда не идти (С. подошёл ненадолго, но фотографировать вблизи не стал).
– Лучше потом о нём почитаю… – вздохнула я. – Ясно же, что в таких местах кресты просто так не ставят!
Но поскольку вам ещё не так страшно, как мне, то расскажу эту историю сразу, не откладывая. Несколько лет назад молодой парень, волонтёр у вулканологов, собирал образцы породы на фумарольном поле – и слишком сильно ударил геологическим молотком по краю самой большой фумаролы. Порода там хрупкая, крошится легко, как печенье – и от удара отломился целый боковой пласт! Несчастный волонтёр рухнул прямо в бурлящее жерло фумаролы – а там температура около 300 градусов! Спасатели через несколько часов выловили только один ботинок – всё остальное без остатка растворилось в кипящей кислоте…



Потом нас ждал первый большой затяжной подъём. Пока – хороший, без разломов и грязи. Но уже стало ощутимо тяжело… Наш стартовый лагерь превратился в едва видимую точку внизу.



За подъёмом закономерно последовал крутой и скользкий глинистый спуск, утыканный валунами, а за ним простирался второй снежник. Вот там-то мне уже стало страшно…



На фотографии видно, что это «наклонное» поле, уходящее куда-то далеко вниз, а по нему проложено две узких тропки, каждая шириной буквально в две ступни. В некоторых местах снежник начал подтаивать под солнцем, и на тропинках появились лужи. Вот тут-то мы и оценили преимущества «палочников» над «беспалочниками»! Идти по этой скользкой и ненадёжной тропинке без дополнительной опоры было и тяжело, и страшно! Однако я всё равно успевала вертеть головой и не только смотреть под ноги, но и любоваться на окружающие пейзажи, которые становились всё удивительнее. Вот здесь нам предстоит спуститься вниз, повернуть налево - а там и ущелье начнётся.



Когда мы наконец добрались до ущелья, я застыла на месте, не веря своим глазам. Как же там было красиво!!



Где-то я прочитала очень выразительную фразу – «На Камчатке Господь до сих пор продолжает творить Землю». И именно здесь я убедилась, что так оно и есть! Выглядело всё вокруг как в первый день творения. Максимум во второй, но уж никак не позже!



Повсюду возвышались разноцветные «дышащие» скалы, окутанные облаками фумарол, а под ногами притаились коварные карстовые провалы. «Деньги собираем на ремонт Провала, чтобы окончательно не провалился!» – почему-то вспомнила я цитату из «Двенадцати стульев». Впрочем, я старалась держаться от них (провалов) подальше – хотя в живописности этим природным ловушкам не откажешь… Но всё же лучше любоваться на них с почтительного расстояния.



Уклон здесь, к счастью, был ещё небольшой. Но ощутимый. А это – вид назад, на каньон Опасный. Там течет злая ледниковая речка, на 200 м ниже нас, вылезая из-под снежного языка. А ещё ниже – водопад в 80 м высотой. Словом, суровые места.



Потом сравнительно пологий подъём как-то незаметно закончился – и начался более крутой и сложный грязевой участок.



А минут через 15 подъёма по ущелью показался невероятно живописный разлом.



- Ещё в прошлом году его не было, здесь шли равномерно, – сказал Евгений. – Но этой зимой центральная часть обвалилась, так что теперь вот этой тропой по склону огибайте. Которая справа.
- Эх...
- Ну что поделаешь, природа... Здесь всё время что-то меняется. Бывает, и фумаролы переезжают на новое место.



Здесь уже чувствуется отчётливый запах серы. «Так вот ты какая, прихожая Аида…» – подумала я. На одном из склонов мы увидели кислотное озерцо ядовито-бирюзового цвета. От него тянуло запахом тухлых яиц и уксусной эссенции.
– Интересно, а какая у него глубина? – спросил кто-то из нашей группы.
– Ну, как вам сказать… – задумчиво ответил Евгений. – Если туда засунуть руку, то дна можно и не достать… Это же по большому счёта серная кислота, а вот насколько разбавленная – это вопрос отдельный!



И можно свернуть,
Обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа…


Наконец мы подошли к самому тяжёлому участку пути – очень крутому каменистому подъёму. Будем подниматься по гребню ущелья на фумарольное поле. Хотя я уже выбилась из сил и хотела только одного – посидеть на ближайшем камне, любуясь на окружающие красоты. Но делать нечего, пришлось лезть! И вот здесь, на гребне, я уже карабкалась в самом что ни на есть прямом смысле слова – почти на четвереньках, цепляясь руками за выступающие валуны. Как же сейчас пригодились «автомобильные» перчатки! Без них бы мы себе все руки ободрали! Каждый шаг давался с огромным трудом, ноги подкашивались и скользили, руки дрожали, голова кружилась, во рту пересохло, а этот подъём, будь он неладен, всё не кончался… «Здесь вам не равнины / Здесь климат иной / Идут лавины / Одна за одной / И здесь за камнепадом / Ревёт камнепад…» – мысленно повторяла я, краем сознания удивляясь тому, как точно передан ритм тяжёлого, шаг за шагом, восхождения. Да, ведь ещё надо было как-то координировать движения рук и ног – мы же как-никак двуногие существа, на четырёх лапах ходить не приучены! Я с такой тоской вспоминала наши скандинавские палки, с которыми нас разделяло почти 9 тысяч километров…



Если вначале карабкаться было просто тяжело, но потом уже стало по-настоящему страшно. Слева показалась живописная 150-метровая пропасть, а сюрреалистичность картины завершали бьющие с другой её стороны фумаролы. «И можно свернуть / Обрыв обогнуть / Но мы выбираем / трудный путь / Опасный / как военная тропа» – пульсировало в висках.



Подъём был мучительно, бесконечно долгим, но наконец я взобралась на ровную площадку и тут же плюхнулась на ближайший камень, хватая ртом воздух, как выброшенная из воды нерка. С., который поднялся раньше и поджидал своё запыхавшееся сокровище на соседнем камне, молча протянул мне бутылку воды. На разговоры сил уже не осталось. Честь и хвала ему за то, что не только взбирался, но ещё и фотографировать успевал!

На самом краю склона находился камень вытянутой формы, очень похожий на диван. Я хотела усесться на него, но увы – природный диван был занят такими же измученными восходительницами. Пришлось отдыхать на камне попроще и поскромнее. Запах серы усилился, а если прислушаться, то можно было разобрать громкое шипение – словно где-то закипал гигантский чайник. Мы взобрались на фумарольное поле…

Продолжение следует
Tags: Записки нерки Варечки
Subscribe

Posts from This Journal “Записки нерки Варечки” Tag

  • IV. Тарбаган-отшельник

    Тарбаган, тарбаган, звЕринька, Тарбаганушка семечки грызёт… Итак, в прошлой части мы покорили двугорбую экструзию и, подойдя к её левому горбу,…

  • III. Покорение экструзии "Верблюд"

    В прошлой серии мы закончили на том, что у подножия экструзии экспедиционеры разделились и каждый пошёл своею дорогой, а поезд пошёл своей.…

  • II. У подножия экструзии

    Наконец живописная дорога по Сухой Речке закончилась, и мы остановились на специально оборудованной стоянке. Здесь уже не было никакой…

  • I. Дорога на экструзию "Верблюд"

    Сейчас мне уже не верится, что мы там были. Совсем не верится... Нет никаких вулканов с экструзиями и не было никогда, это просто приманки для…

  • VIII. Возвращение

    Нагулявшись под крышкой Земного Котла и надышавшись серой, мы опять прошли по страшной тропинке над пропастью – и снова оказались в очереди, только…

  • VII. Под крышкой Земного Котла

    – Что это тут у тебя за чудо технической мысли? – Гейзерный кофейник для эспрессо. – Гейзерный, говоришь… А вулканный есть? – Какой-какой?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments