Мопся (mopsia) wrote,
Мопся
mopsia

VII. Под крышкой Земного Котла

– Что это тут у тебя за чудо технической мысли?
– Гейзерный кофейник для эспрессо.
– Гейзерный, говоришь… А вулканный есть?
– Какой-какой? (судорожно припоминаю все известные мне ёмкости для приготовления кофе)
– Ну, раз есть гейзерный, то должен быть и вулканный. И ещё фумарольный.
– А-а-а…


Если внимательно приглядеться, то можно увидеть среди выступающих каменных зубцов маленькую фигурку в бирюзовой куртке. Вот там-то, на этом гребне, мы и побывали - прямо под крышкой Земного Котла.



После того, как мы налюбовались на фумаролы и надышались серными испарениями, Евгений сказал:
– Ну что ж, идём дальше! Нас ждёт Мёртвое озеро в старом кратере, а рядом с ним – кратер живой, действующий! Так что пейте воду, собирайтесь с силами – и вперёд! Да, подниматься придётся, но там и уклон-то небольшой! С тем, который мы уже преодолели, даже не сравнить! Там дальше будет ещё один снежник, но он небольшой и нестрашный!



Видимо, соединение вдыхаемых паров серы с адреналином создало своего рода наркотическое опьянение – потому что на фумарольном поле мы все взбодрились, оживились и были полны сил покорять все окрестные кратеры в порядке живой очереди. Благо и идти-то, по словам Евгения, было недалеко – всего около километра. Однако это оказался очень нелёгкий километр…

Грустная фигурка в жёлтом - это я :)



Во-первых, мы уже находились на достаточно большой высоте, и там было тяжело дышать. Во-вторых, когда мы вышли из зоны действия фумарол, на меня снова навалилась усталость и липкая слабость. Ну правда у этой «адской смеси» есть какой-то наркотический эффект! А как только глотнёшь свежего воздуха – так сразу и понимаешь весь масштаб бедствия… Ну сколько можно-то?! Идёшь-идёшь, идёшь-идёшь по очередному снежнику, а он, зарррраза вечнохолодная, всё не кончается!
– Ну давай дойдём вон до тех камней – и отдохнём! – утешал меня С. – Только до тех камней! И всё!

Тут фигурка ещё более грустная - даже издалека видно...




Мёртвое озеро

«Вон до тех камней» было штуки три, но наконец мы добрались до своего рода «развилки». Вниз шла дорога к Мёртвому озеру в старом, тысячи лет назад потухшем кратере, вверх – в кратер живой, действующий, откуда столбом валил густой серный пар.



Однако мы с С. дружно решили любоваться на озеро сверху и не тратить силы на очередной спуск-подъём – благо, оно и сверху выглядело очень живописно. Однако наиболее подготовленная часть нашей группы отправилась и к озеру – для полноты ощущений.



В этот момент как раз выглянуло яркое солнце, поэтому озеро на фотографии почти не видно. Оно справа, в тени от скалы, жмётся к её краю.



Вдруг раздался страшный грохот, многократно усиленный окружающими скалами. Мы обернулись – и увидели, как в Мёртвое озеро рухнул огромный камень, размером… ну… где-то с кухонный стол (если представить стол из целого куска камня). Сверху было очень хорошо видно, как по воде разошлись волны, а стоявшие вокруг озера люди бросились врассыпную – подальше от края.
– Ой… – только и смогла подумать я. Стало очень страшно. А если бы он рухнул не в воду, а туда, где стояли люди?! В этот момент я особенно ясно поняла, как здесь всё нестабильно и ненадёжно… А ведь казалось бы, что может быть надёжнее скал…

- Да какой на фиг "кухонный стол"?! - возмутился С., когда прочитал запись. - Да там глыба была размером с самосвал!! Скажешь тоже - кухонный стол...
Так что уточняю - глыба была ог-ром-на-я!



На вулкан кто последний?

Кое-как отдышавшись, мы пошли вперёд по осыпающемуся прямо под ногами крутому песчаному склону – и внезапно оказались в самом хвосте очереди!
– На вулкан тут кто последний? – съязвила я.
– Мы, – совершенно серьёзно ответила молодая женщина в ярко-малиновой спортивной куртке. – Вы за нами будете!



Мда… Такого развития событий мы как-то не ожидали! До сего момента я думала, что пробка из прогулочных корабликов на канале Грибоедова – самая странная очередь в моей жизни, но очередь на вулкан стала безусловным лидером, вытеснив разноцветные кораблики на почётное второе место.

На осыпающемся краю склона были в беспорядке свалены рюкзаки, палки и куртки. То и дело что-нибудь сползало вниз, на тропинку, и тогда раздавался громкий крик: «А это ещё чьё?! А ну подбирайте, и так места мало!». Некоторые восходители сидели прямо на песке, чтобы выгадать ещё несколько минут отдыха, другие нетерпеливо переминались с ноги на ногу, сердясь на непредвиденную задержку. Я посмотрела вперёд и похолодела. Неподалёку поднимался почти отвесный (как мне в тот момент показалось) склон, с вершины которого спускались разноцветные альпинистские тросы с узлами, завязанными через равные промежутки. Два были предназначены для подъёма, два – для спуска. Два нижних троса были привязаны к крюкам, вбитым примерно в середине склона, два верхних – закреплены на гребне кратера. А вот и он, кратер Мутновского вулкана во всей своей красе!



Тут же выяснилась и причина неожиданного затора – на верхнем «спусковом» тросе беспомощно болталась барышня зело нехрупкого телосложения, явно столичного вида, в дорогой экипировке, но физической подготовкой отнюдь не блещущая. А поскольку мы все смотрели вверх, то лучше всего была видна её объёмная… эээ… кормовая часть, обтянутая яркими спортивными штанами. Честно признаться, было и смешно, и жалко. Приглядевшись, я поняла, что где-то на полпути, возле выступающего каменного «порога», надо «перехватиться» – отпустить верхний трос и схватиться за нижний, чтобы спускаться дальше. Вот на этом-то пороге барышню и переклинило – она просто повисла, обеими руками вцепившись в верхний трос, и печально покачивалась, что-то негромко взвизгивая. Ей кричали и сверху, и снизу, наперебой давали советы, да ещё и возмущалась очередь ожидающих восхождения, так что незадачливая покорительница кратера впала в окончательный ступор. Неизвестно, сколько бы всё это продолжалось, если бы один из стоящих внизу инструкторов не решил прийти на помощь. Он ловко взобрался по соседнему тросу, перехватил обмякшую барышню, зафиксировал её бессильно болтающиеся ноги, чтобы она наконец почувствовала опору, чуть ли не силком разжал руки, заставил ухватиться за второй трос и, подстраховывая на каждом шагу, буквально спустил её вниз.
– Ну наконец-то! – облегчённо выдохнула очередь, и движение возобновилось.


Под крышкой Земного Котла

Эпизод с незадачливой барышней стал последней каплей. У меня закружилась голова от усталости и страха, я плюхнулась прямо на сползающий песчано-каменистый склон, обхватила голову руками и всхлипнула:
– Нет! Я туда не пойду!! Я больше не могу! Сами идите!!
– Нерочка, если ты сейчас не покоришь этот вулкан, ты всю жизнь будешь об этом жалеть! – мягко сказал С. – Ну ты ведь уже прошла такой тяжёлый путь, совсем чуть-чуть осталось! Только подняться! Ты не торопись, отдохни, соберись с силами – и будем подниматься! Я же с тобой! А то будешь всю оставшуюся жизнь вспоминать, как не покорила Мутновский вулкан…
«А ведь и правда, – подумала я. – До конца жизни жалеть буду! Когда ещё такая возможность выпадет! Нет-нет, надо собраться с силами и лезть!»
И хотя я не чувствовала в себе никаких сил, с которыми можно было бы «собраться», всё равно решила покорять непокорный вулкан. Так что, дорогие мои читатели, душевная поддержка – это великая сила, может сподвигнуть на самые немыслимые подвиги!
– Я полезу первым и буду тебя там ждать. Не смотри вниз и ничего не бойся! Ты же самая замечательная нерка во всём Тихом океане!
– Тихоокеанские нерки по горам не лазают! – шутливо проворчала я. – Ну разве что по подводным рифам, да и то плавают!

Пока я пила воду и собиралась с силами, основной поток ожидающих уже взобрался наверх, и в очереди на вулкан стоять не пришлось. И вот я вслед за С. подошла к склону, глубоко вдохнула и ухватилась за верёвку. «Только не смотри вниз! Только не смотри вниз!» – стучало в висках. Я пыталась проникнуться значительностью момента и сочинить что-то впечатляющее для Камчатского дневника – но в голове было пусто и гулко. Вот вообще ни единой мысли, даже самой завалящей! Впрочем, забралась я довольно лихо, нигде не зависла и даже испугаться особо не успела – видимо, на чистом адреналине. Вот как всё это выглядело сверху:



Дальше было два пути. Путь первый – немного посидеть на самом краю кратера, проникнуться его устрашающей красотой, сделать несколько эффектных кадров – и спускаться. Путь второй – перелезть через край, съехать вниз по узкому каменному жёлобу (шириной примерно с горку на детской площадке), пройти вдоль внутренней стенки кратера, по которой была прокинута страховочная верёвка, и оказаться на более-менее просторной площадке, где можно спокойно походить или даже посидеть с видом на бездну.

Каменный жёлоб проходит как раз за спиной у стоящего мужчины. Там, где сидит мужчина в красной куртке - место подъёма. Дальше - крутой склон кратера, за ним - бездна. Собственно, ходить можно только по узкой тропинке вдоль стенки, на склоне уже не удержишься...



– Что вы там толкаетесь? – закричал Евгений. – Идите сюда, к нам! Здесь прекрасная площадка! Не пожалеете!
Оказалось, что он, воспользовавшись своим правом опытного гида-проводника, лихо вскарабкался на склон (пока оттуда эвакуировали незадачливую пышнозадую барышню) и в обход основного пути пробрался на площадку. Впрочем, оно и правильно – должен же кто-то нас подстраховывать!

И мы решили идти. Вернее, сначала по очереди съехали вниз по жёлобу, а потом встали возле отвесной скалы, буквально в шаге от пропасти, прижавшись спинами к стене и держась за спасительную верёвку. Сантиметрах в двадцати от наших ног тропинка обрывалась – прямо в бездну, откуда поднимались облака серного пара. Хуже того – верёвка была закреплена только на половине скальной стены, и чтобы добраться до площадки, надо было преодолеть около двух метров каменной тропы вообще без всякой страховки! Слева – скала, справа – кратер, посередине – узкая тропинка… А-а-а!! Впрочем, вниз я старалась не смотреть. Вот как всё это выглядело:



Только потом, уже на площадке, отойдя на относительно безопасное расстояние от жерла (по-настоящему безопасных мест внутри вулкана не может быть по определению), я решилась заглянуть в пропасть и, приглядевшись, увидела, как где-то далеко внизу, плохо видная среди поднимающихся серных облаков, плещется густая лава… Честно признаться, я немного разочаровалась. Мне казалось, что лава должна быть такой, как в фильмах на Дискавери – раскалённой, ярко-красной, как расплавленный металл – а она была тускло-коричневой и больше напоминала закипающий горячий шоколад в огромной кастрюле… Впрочем, оно и к лучшему! Любоваться на раскалённую, да ещё и поднимающуюся лаву пожалуй, не стоит…

Судя по всему, здесь снова начала действовать гремучая смесь серных испарений с адреналином, потому что в какой-то момент страх отступил, а сил неожиданно прибавилось. Так что мы лихо преодолели два метра без страховки вдоль края пропасти и оказались на относительно просторной каменистой площадке.

Тут я уже чинно-благородно, хотя и несколько неуверенно, прогуливаюсь по площадке. Справа от меня - бездна (кратер), слева - бездна (долина Мёртвого озера), посередине - серный туман...



Здесь уже можно было отдышаться – насколько вообще можно «отдышаться» среди клубов серного пара. Он резал глаза, раздражал нос и горло, дышать было тяжело – но зато весело! Чисто теоретически полагаю, что это чем-то похоже на эффект «веселящего газа» (оксида азота), но я не знаток, поэтому утверждать не берусь. Что ощущала – о том и пишу!

На самом краю кратера



Как ни парадоксально, но именно на самом опасном (объективно опасном!) этапе восхождения особого страха и не было… Да, были отдельные всплески ужаса, когда я подходила близко к краю и заглядывала прямо под крышку Земного Котла – но и только. Вот когда мы карабкались вверх по крутому склону, слева была пропасть, а внизу – карстовые разломы – вот тогда было куда страшнее!

На память о покорении вулкана мы взяли с площадки четыре небольших камешка – по два на каждого. Эти камешки благополучно прилетели вместе с нами в Петербург, а сейчас лежат в корзинке и вспоминают свой уютный кратер, откуда их растаскивают камнелюбивые восходители. Других сувениров на вулкане, увы, не предусмотрено :)

Наконец я почувствовала, что меня начинает подташнивать, да и координация движений ухудшилась, так что было принято решение – выбираться отсюда подобру-поздорову.


Окончание следует
Tags: Записки нерки Варечки
Subscribe

Posts from This Journal “Записки нерки Варечки” Tag

  • VIII. Возвращение

    Нагулявшись под крышкой Земного Котла и надышавшись серой, мы опять прошли по страшной тропинке над пропастью – и снова оказались в очереди, только…

  • У кромки прибоя

    Вспомнилась сегодня небольшая, но очень выразительная сценка, которую я однажды наблюдала на берегу Авачинской бухты. В свободные от вылазок дни я…

  • VI. Вы слыхали, как поют фумаролы?

    Фумарола, фумарола, фумарола, Это где-то рядом с каменной грядой… После восхождения мы немного отдохнули и отправились дальше – на фумарольное…

  • V. Восхождение

    Здесь вам не равнины, Здесь климат иной, Идут лавины одна за одной И за камнепадом ревёт камнепад... После встречи со снежником и тарбаганом мы…

  • IV. Снежник и тарбаган

    Снежники, снежники, Близких вулканов привет… Итак, мы преодолели лавовые поля, благополучно перебрались через перевал и достигли снежника.…

  • III. Дорога на вулкан, камней немеряно…

    Дорога, дорога, Ты знаешь так много О жизни, такой непростой… Ну что ж, хватит топтаться у подножия Вилючинского перевала, едем дальше. Дорога…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →